На флоте мелочей не бывает

Еще в школе у Сергея Ефремова, третьего помощника капитана танкера «Театральный бридж» группы «Совкомфлот», не осталось никаких сомнений в выборе профессии: только моряком. И, надо сказать, за 12 лет, отданных флоту, разочароваться не пришлось ни разу.

На практике во время учебы в Государственном морском университете имени адмирала Ф.Ф. Ушакова Сергей объехал полмира. Кто может похвастаться тем же в тинейджерском, по сути, возрасте? Австралию, Кувейт и Мексику он открыл для себя, когда ему еще не стукнуло и двадцати, в статусе кадета компании Columbia. Первые  уроки по практической навигации ему давал тогда замечательный капитан Олег Александрович Котов - молодой кадет трудился под его командованием.  

Не испугала даже изнанка профессии, которая слегка приоткрылась уже на преддипломной практике, на этот раз в компании «Евронавик».  Судно попалось старенькое, снабжение с задержками, постоянные перебои с пресной водой - и работа на коротком плече в режиме постоянного аврала. Бенин - Нигерия - Кот-д’Ивуар: Западная Африка как она есть, со всеми своими опасностями.

- Часто ходили в Порт Харкорт вверх по  Бони Ривер, - вспоминает Ефремов. - Эта речка - настоящее кладбище погибших кораблей, как в приключенческом кино. Запомнились  остовы брошенных судов, торчащие из воды. Швартовались мы тут порой прямо к пальме, а сразу после наступления сумерек начинался комендантский час. Зато я получил хороший навык общения с портовыми властями в странах третьего мира. Поверьте, здесь нужны особые умения.

И в Африку, и в Австралию Сергею довелось вернуться много лет спустя. Но было это уже совсем по-другому.

Зимой 2017-го, уже работая в «Совкомфлоте» на т\х «Театральный бридж», он попал в Уолфиш-Бей, главный порт Намибии. Там судну предстояли плановые ремонтные работы, связанные с заменой деталей в дэйдвудном устройстве.

- Процедура это сложная, проводится крайне редко, поэтому готовились к ремонту долго и очень детально, - рассказывает Сергей Ефремов. -  Судно поставили к причалу судоремонтного завода, загрузив предварительно так, чтобы  утопить нос, а корму и гребной винт наоборот поднять. Такое не каждый день увидишь! Дел хватало у всех. На палубе следили за швартовыми, в ЦПУ машинная команда во главе с нашим  стармехом Максимом Чуприковым не спускала глаз с датчиков. Но настоящая магия в это время происходила в ПУГО (пульт управления грузовыми операциями). Балластные воды по команде старпома Сергея Сардарьяна выкачивали из одних  танков в носовой части судна и заполняли другие, в кормовой. В этих условиях просчитать  крен и дифферент – как решить опасную головоломку: ошибешься, и танкер может вообще переломиться. Да, это был бесценный опыт для всего экипажа, в том числе и для меня лично. После такой сложной многоходовки любая рядовая грузовая  операция кажется заурядной.

И уж тем более приятно было всей команде, завершив свою часть работы и передав эстафету судоремонтникам, увидеть сам Уолфиш-Бей - лицо такой экзотической страны как Намибия. Впечатление оказалось приятным:

-  Это бывшая немецкая колония, по сравнению с остальной Африкой, и даже ЮАР, здесь все чисто, ухоженно и как-то даже по-европейски. И особенно мы отметили безопасность, и в первую очередь отсутствие темных личностей, которые обычно сутками напролет трутся возле африканских портов. 

В Австралию ему также довелось вернуться уже на т/х «Театральный бридж». Крайний рейс Сергея как раз прошел между ней и Юго-Восточной Азией. Трафик в этом динамичном и быстро развивающемся регионе, как известно, просто зашкаливает.

- Любая сингапурская вахта – это испытание для команды мостика, - рассказывает он. - Четыре часа проходят в постоянном маневрировании. Ну и  знаменитые азиатские рыбаки-лихачи тоже заставляют всех предельно сосредоточиться. В любой момент они могут выскочить прямо по курсу в шаге от столкновения. Иногда, бывает, подходишь к какому-нибудь  китайскому мегаполису вроде Гуанчжоу, смотришь на радар, - а он весь светится от рыбацких джонок. Даже удивительно, как тут еще рыба осталась. Кстати, китайцы на своих сейнерах еще и навигационные огни включают  далеко не всегда. А вот их соседи корейцы – совсем другое дело. Их конечно, тоже очень много, но при этом они очень правильные ребята. У них AIS снабжены не только траулеры, но даже каждая веха, к которой крепятся сети.

Особенностям работы в регионе можно противопоставить тщательную подготовку офицеров. Что и сделал капитан судна Александр Дмитриевич Акулич. Он сделал правилом на мостике регулярные штурманские занятия, даже если предстоит посещение знакомого порта. Осадки, мели, общение с властями, каким бортом  швартоваться - все это на флоте не мелочи.

Стоит спуститься чуть южнее - и обстановка меняется. Трафик вокруг Австралии уже не такой сумасшедший. Дарвин, Брисбен, Гладстон – в этих австралийских портах все подчинено строгим правилам и четкому расписанию, никакой лишней суеты, никакой рыбацкой вольницы.

- Зато у австралийцев пунктик на экологии, - говорит Сергей. - Как-то раз портовые власти обнаружили у наших ребят на судне резные брелоки из Кении. Так они их несколько часов чуть не под микроскопом рассматривали, боялись, видимо, что мы каких-нибудь африканских жучков к ним на зеленый континент завезем. 

А еще впервые в этом рейсе Сергею Ефимову пришлось работать без бумажных карт - только с электронными:

- Это, конечно, сильно облегчило работу  штурмана в таком непростом регионе. Вспоминаю, как раньше бегал от ECDIS к радару, а потом  к бумажным картам с линейкой и штурманским транспортиром в зубах. В условиях Южно-Китайского моря, кишащего вечными рыбаками,  это была та еще нервотрепка.

Наверное, скоро это станет общепринятым. Моряки забудут про бумажные карты, как забыли они про секстаны и лоции. Но это завтра. А сегодня просто закончен обычный, но и исторический в каком-то смысле рейс, впервые с новой техникой на вооружении.